Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?

12.05.2014

Сам себе «автоюрист»

Потерпевший в ДТП решил обратиться за выплатой к своему страховщику ОСАГО – в «Росгосстрах» (РГС). В день обращения страховщик предложил гражданину подписать два документа – соглашение о размере возмещения и договор переуступки права требования (цессии) с ИП Играновой Н.А. Согласно договору цессии, гражданин передавал предпринимателю права требования к РГС по данному убытку в рамках закона об ОСАГО, «все иные права, обеспечивающие исполнение обязательств, а также другие, связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты». Такой договор должен был лишить потерпевшего в ДТП возможности требовать со страховщика каких-либо дополнительных выплат, в том числе через суд.

Через пять дней после подписания этих документов РГС перечислил гражданину оговоренную сумму возмещения.

Однако получивший деньги автолюбитель решил обратиться к независимому эксперту. Эксперт оценил причиненный гражданину ущерб в сумму, которая оказалась больше полученной. Тогда потерпевший обратился в суд с требованием признать недействительным договор цессии и возместить ему недополученную часть возмещения.

Суд поддержал гражданина. Он счел, что соглашение о размере страховой выплаты, заключенное страховщиком с потерпевшим, является ничтожной сделкой, поскольку не соответствует требованиям Гражданского кодекса и закона об ОСАГО. Размер подлежащего выплате возмещения не может быть ограничен до определения страховщиком размера причиненного ущерба, решил суд. Суд признал ничтожным и договор цессии, применив к нему ст. 168 Гражданского кодекса. Он счел, что потерпевший имеет право требовать с РГС выплату возмещения в полном объеме. Это решение оставила в силе судебная коллегия Мосгорсуда.

Опрошенные АСН страховые юристы по-разному оценивают этот вердикт суда.

«Сама по себе идея использовать механизм внесудебного урегулирования споров – например, привлекать к сотрудничеству общества защиты прав потребителей, – правильная и перспективная, – говорит управляющий партнер адвокатского бюро «Филипков и партнеры» Вадим Филипков. – Но «Росгосстрах» вместо того, чтобы создать такой механизм, использует фактически притворные сделки. Суд, признавший договор цессии ничтожным, в данном случае прав».

Несколько иного мнения придерживается руководитель ООО «Страховое право» Кирилл Гацалов. «Судебное решение не вполне корректно: суд не указал, какое противоречие договора уступки закону суд счел основанием для применения ст. 168 ГК РФ. В то же время вызывает вопросы и заключенный договор переуступки права требований: после его подписания гражданином страховщик все равно перечислил деньги напрямую потерпевшему, а не лицу, получившему права требования. Складывается впечатление, что суд рассудил «по-житейски» – понял, что имеется некая «схема», и решил ее пресечь», – полагает Кирилл Гацалов.

Источник:  АСН

Возврат к списку