Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?

03.03.2014

Личное страхование вновь перестало быть личным

Как уже сообщало АСН, инспекция ФНС № 50 по г. Москве предъявила претензии к компании «Русский Стандарт Страхование», страховавшей держателей кредитных карт банка «Русский Стандарт» на случай их нетрудоспособности или смерти. По мнению налоговой службы, компания фактически занималась не личным страхованием физлиц, а страхованием предпринимательского риска самого банка. Лицензии на данный вид страхования у компании не было. Поэтому инспекция сочла, что полученные ею взносы подлежат обложению НДС, и потребовала доплатить 52,5 млн р. НДС и более 17 млн р. пени и штрафа.

Страховщик попытался оспорить решение налогового органа в суде, но проиграл в двух первых инстанциях. Кассация отменила решения нижестоящих судов и направила дело на новое рассмотрение. После этого суд первой инстанции встал на сторону страховщика. Однако апелляция, рассмотревшая жалобу налоговой инспекции на это решение, вновь встала на ее сторону.

По мнению суда, для определения вида страхования необходимо установить, у кого был имущественный интерес в страховании и кто имел возможность защитить его в полном объеме. «Обладателем первостепенной страховой защиты своего имущества в конструкции, предусмотренной Договором страхования, является Банк», – говорится в судебном решении. При этом имущественный интерес банка связан не с обеспечением возмещения вреда жизни и здоровью застрахованного, а с неполучением убытков в виде непогашенной задолженности по кредиту, решил суд. Также суд отметил, что комиссия, взимаемая банком с заемщика за подключение к программе страхования, в 8 раз больше страховой премии, получаемой страховщиком, и заемщик не уведомлен об этом. Из этих обстоятельств суд сделал вывод, что сумма, уплаченная заемщиком банку за подключение к программе страхования, не может считаться компенсацией расходов банка на уплату страховой премии.

Опрошенные АСН страховые юристы считают такое решение суда неправомерным.

«Понятие имущественного интереса, на отсутствие которого ссылается суд, вообще присуще только страхованию имущества. К личному страхованию оно неприменимо. Кроме того, суд почему-то не учитывает, что после страховой выплаты обязательства заемщика прекращаются. Это было бы не так, если бы речь шла о страховании финансовых рисков банка», – полагает управляющий партнер адвокатского бюро «Филипков и партнеры» Вадим Филипков.

Схожего мнения придерживается и руководитель ООО «Страховое право» Кирилл Гацалов. «Безусловно, суды верно проследили цель, которую преследовали участники такого договора – защита интересов банка. Однако с юридической точки зрения с окончательными выводами апелляционного суда нельзя согласиться», – говорит он. Кроме того, если суд решил, что договор страхования заключен без лицензии (то есть, с нарушением закона), то он должен был бы применить ст. 168 ГК РФ и признать сделку ничтожной. Это обязало бы страховщика вернуть все полученные по договору премии, а банк – выплаты, отмечает Кирилл Гацалов.

Занятая судом позиция представляет наибольшую опасность для специализированных страховщиков жизни, которые в силу закона не могут страховать предпринимательские риски. Однако мнения юристов о возможных последствиях этого судебного решения для страховщиков жизни разделились.

«Если кассация оставит это решение в силе, то все договоры коллективного страхования заемщиков будут рассматриваться налоговыми службами и судами в русле этого решения. Это может привести к тому, что такое страхование жизни будет убито», – говорит Вадим Филипков.

Кирилл Гацалов, напротив, полагает, что это судебное решение не разрушит практику заключения коллективных договоров страхования жизни, а лишь заставит банки и страховые компании аккуратнее подходить к оформлению документов по ним.

Источник:  АСН

Возврат к списку